Профессиональной фотографией Алексей Воробьёв занимается более десяти лет.
В основном работает в жанре художественной постановочной фотографии (портретная, свадебная фотография, портфолио) и пейзажной фотографии.
Его работы публикуются в ведущих журналах (Digital photo, Компьютерра и т.п.). Принимает участие в фотовыставках.

В основе творчества Алексея лежит особое восприятие окружающего мира, которое позволяет фиксировать всё самое прекрасное, что есть в человеке, все те волшебные моменты, которые с большим удовольствием будут пересматриваться в будущем - это и счастливые лица молодых и слезы отца невесты или матери, целующей своего сына. Его работы пропитаны романтикой, нежностью и в то же время в них присутствует некий дух задора и авантюризма. Особое внимание уделяет свадебной фотографии - прекрасному миру отношений и чувств.

Алексей старается создать необходимую атмосферу, выбрать правильный ракурс, уловить необходимый взгляд, проявление эмоций, чтобы его задумка проявилась в высокохудожественной и стильной фотографии.

Помогает Алексею (съёмочный процесс, пост-продакшн и т.п.) ассистент Анастасия.
Анастасия отлично владеет художественными навыками и привносит большой вклад в фотопроцесс.

 
 


Из статьи в журнале «Компьютерра»:

Хочу представить читателям замечательного фотографа - Алексея Воробьева. Историю Алексея рассказываю не только потому, что был очарован его трогательными и изысканными художественными фотографиями, сколько из-за обнаружения в его творчестве "божественной искры Касталии", за которой тщетно гоняюсь большую часть жизни.
Так вот, Алексей Воробьев - фотохудожник от бога. Внимательно присмотритесь к фотографиям: они художественны, они эмоциональны, они полны любви и любования, и при этом они... бесконечно структурны! Математически высчитаны, если хотите, до состояния какого-то холодного совершенства. Художественная доводка каждого изображения занимает у Алексея два-три часа, иногда поболе - причем весьма показательно, что он не делает из этого никакой тайны (в отличие от жеманно провинциальных эстетов). Как следствие, все образы Воробьева - от девушки под черным зонтиком до чайки, практически неуловимой в распахнутом взмахе крыльев, - типологичны, а не типичны.
Теперь - самое главное: математически холодных и рационально выверенных фотографов сегодня большое множество. Вот только за холодными структурами этих фотографов никогда не проглядывают живые художественные образы - лишь мумии, сотворенные мертвыми же техническими средствами.
У Алексея Воробьева ничего подобного нет и в помине: его фотографии живые, и что самое поразительное - не вопреки, а благодаря мощнейшему заряду технологий, задействованных при их создании.
Сергей Голубицкий.